Алексей Архипович Леонов

Почетные звания

Почетный гражданин г. Калуга, г. Пермь, г. Кременчук, г. Калининград, г. Нальчик, г. Вологда, г. Кемерово, г. Аркалык, г. Видин, г. Тырново, г. Сан-Антонио (Чили), г. Усти-на-Лабе (Чехия).

Бронзовые бюсты: на Аллее героев-космонавтов в г. Москве и родине.

Классность

инструктор ПДП ВВС (1960 г.); военный летчик 1 класса (1965г.); космонавт 2 класса (1975 г.).

Награды

две медали «Золотая Звезда» Героя Советского Союза (1965 г., 1975 г.),

два ордена Ленина (1965 г., 1975 г.),

орден Красной Звезды (1961 г.),

орден «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени (1975 г.),

орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2 марта 2000 г.),

9 юбилейных медалей,

Государственная премия СССР (1981 г.),

премия Ленинского комсомола (1980 г.),

медаль «Золотая Звезда» Героя НРБ (1965 г.),

орден Георгия Димитрова (НРБ, 1965 г.),

орден Карла Маркса и медаль А. Беккера (ГДР, 1965 г.),

медаль «Золотая Звезда» Героя Труда ДРВ,

орден Государственного Знамени (ВНР. 1965 г.),

орден «За отличие» I степени (Сирия, 1966 г.),

«Золотая медаль партизана» (Италия, 1967 г.),

золотая медаль им. К.Э. Циолковского АН СССР,

медаль им. Неедлы (ЧССР),

золотая медаль «За заслуги в развитии науки и перед человечеством» (ЧССР),

две золотые медали «Космос»,

две медали де Лаво,

Золотая медаль им. Ю.А. Гагарина ФАИ,

международный авиационный приз им. К. Хармона,

Почетный знак ЦК ДОСААФ СССР (1965 г.),

медаль имени С.П. Королева ФАС СССР (1972 г.),

золотые медали городов Салоники и Лариса (Греция, 1965 г.),

орден «За заслуги перед Отечеством» III степени (22 мая 2014 года).

Алексей Леонов родился 30 мая 1934 года в селе Листвянка Тисульского района ныне Кемеровской области, и был девятым ребёнком в семье. Отец, Архип Алексеевич (1893-1981), работал председателем сельсовета, был репрессирован (1936), затем реабилитирован (1939). Мать, Евдокия Минаевна (1895-1967), была учительницей. В 1948 году вместе с семьей переехал в Калининград (областной центр).

Алексей Леонов окончил среднюю школу № 21 Калининграда в 1953 году. В 1955 году окончил 10-ю Военную авиационную школу первоначального обучения лётчиков в Кременчуге, куда поступил по комсомольскому набору. В 1957 году окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков. С 1957 года служил летчиком 113-го истребительного авиационного полка 10-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии 69-й Воздушной армии Киевского военного округа, с 1959 года — старшим летчиком 294-го отдельного разведывательного авиационного полка 24-й Воздушной армии в составе Группы советских войск в Германии.

7 марта 1960 года приказом Главкома ВВС был зачислен слушателем-космонавтом в отряд космонавтов Центра подготовки космонавтов ВВС, вошел в число первых 20 летчиков, отобранных для полетов в космос. Первый выход человека в космическое пространство Алексей Архипович совершил на корабле «Восход-2» 18 марта 1965 года, а первым, кто сообщил об этом событии, был командир корабля — Павел Беляев.

Его слова были такими: «ВНИМАНИЕ! ЧЕЛОВЕК ВЫШЕЛ В КОСМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО!».

Алексей Архипович находился в условиях космического пространства 23 минуты 41 секунду, а вне шлюза в открытом космосе — 12 минут и 9 секунд. В это время он удалялся от корабля на расстояние до 5,35 метра. Общая продолжительность полёта Леонова и Беляева составила 1 сутки 2 часа 2 минуты 17 секунд. За успешное выполнение полёта и проявленные при этом мужество и героизм подполковнику Леонову Алексею Архиповичу 23 марта 1965 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В 1967-1970 гг. Алексей Архипович входил в группу советских космонавтов, готовившихся по программам облёта Луны и посадке на неё и был одним из двух кандидатов, чтобы стать первым советским человеком, которому предстояло побывать на поверхности Луны в параллельной лунно-посадочной программе. Обе программы были закрыты — в 1969 году американцы высадились на Луну, и так называемая «лунная гонка» прекратилась.

15-21 июля 1975 гг. совместно с Валерием Кубасовым совершил второй полёт в космос в качестве командира космического корабля «Союз-19» по программе «Союз — Аполлон». Тогда на орбите состоялась встреча и историческое рукопожатие членов двух экипажей — Алексея Леонова, Валерия Кубасова, Вэнса Бранда, Томаса Стаффорда, Дональда Слейтона. Продолжительность полёта составила 5 суток 22 часа 30 минут 51 секунда. За успешное осуществление полёта и проявленные при этом мужество и героизм генерал-майор авиации 22 июля 1975 года был награждён второй медалью «Золотая звезда» и орденом Ленина.

В Центре подготовки космонавтов занимал должности космонавта (с 1961 года), инструктора-космонавта (с 1966 года), заместителя командира 1-го отряда космонавтов (с 1966 года), заместителя начальника управления и старшего инструктора-космонавта (с 1969 года), заместителя начальника ЦПК (с 1970 года). В 1975 году ему была присвоена квалификация космонавта 2-го класса. В 1976-1982 годах был командиром отряда космонавтов. 26 января 1982 года был отчислен из отряда космонавтов и назначен на должность первого заместителя начальника ЦПК по летной и космической подготовке, которую занимал до 1991 года.

Свою книгу «Выхожу в космос» Алексей Архипович заканчивает такими словами: «Выход в космос — это одна из сложнейших операций на орбите, требующая большого мастерства, тщательной подготовки и огромного мужества. Я смотрю по телевидению на нынешних космонавтов, слушаю их доклады на Землю и каждый раз заново переживаю свой полёт. Я завидую им и от всего сердца желаю успехов».

Творчество

Помимо космонавтики, Алексей Архипович известен еще и как художник. В зрелом возрасте он нашел-таки время для детского увлечения. Леонов – автор двухсот картин и пяти альбомов с репродукциями. В числе его работ космические и земные пейзажи, портреты друзей, фантастические сюжеты. Леонов-художник любил работать маслом, акварелью и голландской гуашью. Космонавт является автором ряда почтовых марок по космической тематике.

Рассказ Алексея Леонова о нештатных ситуациях во время выхода в открытый космос.

«Когда создавали корабль для выхода в открытый космос, то приходилось решать множество проблем, одна из которых была связана с размером люка. Чтобы крышка открывалась внутрь полностью, пришлось бы урезать ложемент. Тогда бы я в него не поместился в плечах. И я дал согласие на уменьшение диаметра люка. Таким образом, между скафандром и обрезом люка оставался зазор по 20 мм с каждого плеча.

На Земле мы проводили испытания в барокамере при вакууме, соответствующем высоте 60 км... В реальности, когда я вышел в открытый космос, получилось немного по-другому. Давление в скафандре — около 600 мм, а снаружи — 10 — 9; такие условия на Земле смоделировать было невозможно. В космическом вакууме скафандр раздулся, не выдержали ни ребра жесткости, ни плотная ткань. Я, конечно, предполагал, что это случится, но не думал, что настолько сильно. Я затянул все ремни, но скафандр так раздулся, что руки вышли из перчаток, когда я брался за поручни, а ноги — из сапог. В таком состоянии я, разумеется, не мог втиснуться в люк шлюза. Возникла критическая ситуация, а советоваться с Землей было некогда. Пока бы я им доложил... пока бы они совещались. И кто бы взял на себя ответственность? Только Паша Беляев это видел, но ничем не мог помочь. И тут я, нарушая все инструкции и не сообщая на Землю, перехожу на давление 0,27 атмосфер. Это второй режим работы скафандра. Если бы к этому времени у меня не произошло вымывание азота из крови, то закипел бы азот — и все... гибель. Я прикинул, что уже час нахожусь под чистым кислородом и кипения быть не должно. После того, как я перешел на второй режим, все «село» на свои места.

На нервах сунул в шлюз кинокамеру и сам, нарушая инструкцию, пошел в шлюз не ногами, а головой вперед. Взявшись за леера, я протиснул себя вперед. Потом я закрыл внешний люк и начал разворачиваться, так как входить в корабль все равно нужно ногами. Иначе я бы не смог, ведь крышка, открывающаяся внутрь, съедала 30% объема кабины. Поэтому мне пришлось разворачиваться (внутренний диаметр шлюза — 1 метр, ширина скафандра в плечах — 68 см). Вот здесь была самая большая нагрузка, у меня пульс дошел до 190. Мне все же удалось перевернуться и войти в корабль ногами, как положено, но у меня был такой тепловой удар, что я, нарушая инструкции и не проверив герметичность, открыл шлем, не закрыв за собой люк. Вытираю перчаткой глаза, а вытереть не удается, как будто на голову кто-то льет. Тогда у меня было всего 60 литров кислорода на дыхание и вентиляцию, а сейчас у «Орлана» — 360 литров... Я первый в истории вышел и отошел сразу на 5 метров. Больше этого никто не делал. А ведь с этим фалом надо было работать, собрать на крючки, чтобы не болтался. Была громадная физическая нагрузка.

 Единственное, что я не сделал на выходе, — не смог сфотографировать корабль со стороны. У меня была миниатюрная камера «Аякс», способная снимать через пуговицу. Ее нам дали с личного разрешения председателя КГБ. Управлялась эта камера дистанционно тросиком; из-за деформации скафандра я не смог до него дотянуться. А вот киносъемку я сделал (3 минуты камерой С-97), и за мной с корабля постоянно следили две телевизионные камеры, но у них была не высокая разрешающая способность. По этим материалам потом сделали очень интересный фильм.

 Но самое страшное было, когда я вернулся в корабль, — начало расти парциальное давление кислорода (в кабине), которое дошло до 460 мм и продолжало расти. Это при норме 160 мм! Но ведь 460 мм — это гремучий газ, ведь Бондаренко сгорел на этом... Вначале мы в оцепенении сидели. Все понимали, но сделать почти ничего не могли: до конца убрали влажность, убрали температуру (стало 10 — 12°С). А давление растет... Малейшая искра — и все превратилось бы в молекулярное состояние, и мы это понимали. Семь часов в таком состоянии, а потом заснули... видимо, от стресса. Потом мы разобрались, что я шлангом от скафандра задел за тумблер наддува... Что произошло фактически? Поскольку корабль был долгое время стабилизирован относительно Солнца, то, естественно, возникла деформация: ведь с одной стороны охлаждение до — 140°С, с другой — нагрев до +150°С... Датчики закрытия люка сработали, но осталась щель. Система регенерации начала нагнетать давление, и кислород стал расти, мы его не успевали потреблять... Общее давление достигло 920 мм. Эти несколько тонн давления придавили люк и рост давления прекратился. Потом давление стало падать на глазах".

Семейное положение был женат на Светлане Павловне Леоновой (1940-2021 г.ж)

Дети Виктория Алексеевна Леонова (1961-1996) работала в Управлении морского флота,    Оксана Алексеевна Леонова (1967), работает переводчиком